top
down

Главная | Статьи | ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ. «ИМПОРТНЫЙ МАНЁВР СТАЛИНА». УРОК ВОЖДЯ ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

03.11.2022 #Точка зрения
ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ. «ИМПОРТНЫЙ МАНЁВР СТАЛИНА». УРОК ВОЖДЯ ДЛЯ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

В Советском Союзе с конца 1920-х годов проводилась индустриализация. Целями индустриализации было преодоление сильной экономической отсталости советского государства от развитых капиталистических стран, достижение экономической независимости и экономической обеспечение надежной обороны страны. Важнейшая роль в проведении индустриализации принадлежала внешней торговле.

Для создания мощной промышленности советскому государству нужны были различные товары производственного назначения — машины, оборудование, сырье и прочие материалы. Но их в разрушенной войной стране не было (впрочем, многих товаров производственного назначения не производилось и в дореволюционной России). Для запуска индустриализации нужны были масштабные импортные закупки таких товаров (сегодня их принято называть «инвестиционными»).

Большинство партийных и государственных деятелей 1920-х годов соглашались с тем, что экономическое отставание от Запада надо преодолевать и что необходимо страну из аграрной делать индустриальной. Но в подходах и способах решения подобных задач были большие расхождения, велись споры; в конце концов, в партии началась фракционная борьба. Сейчас обращу внимание лишь на те особые точки зрения, которые касались роли и места внешней торговли в экономике советского государства. Много полезного материала по этому вопросу я нашел в очень интересной и информативной книге довоенного времени: Мишустин Д. Д. Внешняя торговля и индустриализация СССР. — М.: «Международная книга».1938 г. При необходимости буду приводить цитаты и цифры из этого источника.

Лев Троцкий и его сторонники исходили из того, что настоящий социализм в России можно будет построить лишь тогда, когда социалистическая революция победит во всем мире. Он исходил из положения, успевшего стать догматом в партии, что социализм нельзя построить в отдельно взятой стране. А если глубокие социально-экономические преобразования в советской России невозможны, то она обречена оставаться аграрной (или аграрно-промышленной) и многие свои внутренние потребности (как в потребительских товарах, так и инвестиционных) может покрывать лишь за счет импорта.

Зарабатывая для импортных закупок валюту путем традиционного экспорта хлеба, леса, льна, пеньки и других традиционных товаров. В общем, советской России надо заниматься мировой революцией, а не экономическим строительством. Экономикой она займется после победы мировой революции. Цитата из Мишустина: «Контрреволюционный троцкизм, исходя из меньшевистской теории о том, что наша страна является придатком мирового капитализма, что победа социализма в нашей стране невозможна, что советская экономика подчинена законам развития мирового капиталистического хозяйства, выступал против монополии внешней торговли и считал, что СССР должен оставаться сельскохозяйственной, отсталой страной, ввозящей машины и оборудование. Исходя из этой предпосылки, троцкизм представлял структуру внешней торговли СССР как структуру внешней торговли типичной аграрной страны, выкачивающей за границу хлеб и всегда ввозящей промышленные товары, машины и оборудование».

Николай Бухарин («правая оппозиция») был противником форсированной индустриализации. Он призывал к «эволюционному» варианту создания промышленности. Мол, начинать надо с легкой промышленности, в которой происходит быстрое обращение капитала и его накопление. Постепенно накапливая капитал, можно переходить к менее рентабельным видам промышленного производства, а уже в финальной части приступить к созданию тяжелой промышленности. Мол, по этому пути шла Англия. И нам, мол, так надо идти. Правда, у Англии это заняло почти целое столетие. А у советского государства такого времени не было. Империалистическое окружение могло его за это время десять раз уничтожить. Советскому государству, как говорил Сталин, надо было преодолеть экономическое отставание за десять лет.

Бухарин также защищал кулака на деревне. Был против того, чтобы забирать у него хлеб, которым надо было кормить тех, кто проводил индустриализацию. Острая дискуссия по этому вопросу между Бухариным и Сталиным разгорелась на апрельском пленуме ЦК ВКП (б) в 1929 г. «Ну, а как быть, если все же не хватит товарного хлеба?», — задавал вопрос Сталин. Бухарин отвечает на это: «Не тревожьте кулака чрезвычайными мерами и ввозите хлеб из-за границы».

Бухарин предлагал для решения продовольственного вопроса ввезти 50 пудов хлеба, на что потребуется примерно 100 миллионов рублей валютой. Т.е. сократить на 100 миллионов запланированные закупки оборудования для промышленности. Сталин был категорически против такого «гуманизма» и оппортунизма Бухарина. Цитата из Мишустина: «Вот до чего дошла капитуляция правых перед кулачеством. Естественно, что партия не позволила нанести ущерб индустриализации, не пошла на импорт хлеба за счет импорта оборудования. Партия и советская власть при помощи чрезвычайных мер заставили кулачество сдать государству хлеб и тем самым не только обеспечили возможность проведения плана индустриализации и, в частности, плана импорта машин, но ускорили также процесс социалистической реконструкции сельского хозяйства».

Сторонники Бухарина («правая оппозиция») шли еще дальше: они предлагали отказаться от преобладания в импорте инвестиционных товаров, а делать упор на продовольствии, промышленных потребительских товарах, сырье для легкой промышленности. Цитата из Мишустина: «В соответствии с линией, направленной против индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, в соответствии с установкой на сдачу позиций кулачеству и на реставрацию капитализма в СССР, правые выступали против ввоза машин и оборудования вообще. Они предлагали, отказавшись от плана индустриализации, ввозить не машины, а сырье для легкой промышленности, предметы широкого потребления и даже хлеб».

Говоря о Бухарине, также надо отметить, что он был противником государственной монополии внешней торговли (ГМВТ). Он предлагал ограничиться высокими таможенными пошлинами, которые бы защищали внутренний рынок от иностранной конкуренции, создавая благоприятные условия для экономического развития России. Очевидно, что лишь ГМВТ могла быть надежным щитом, который бы прикрыл страну не только от иностранной конкуренции, но также от разного рода происков со стороны враждебных ей государств. ГМВТ должна была предотвратить опасную смычку через каналы внешней торговли буржуазных элементов внутри страны с монополистическим капиталом Запада.

Еще один государственный и партийный деятель, выражавший свою оригинальную точку зрения на внешнюю торговлю, был нарком финансов Григорий Сокольников. Он считал, что советское государство должно выходить на внешний рынок и наряду с другими товарами закупать машины и оборудование. Но такие закупки инвестиционных товаров должны стать постоянными, неотъемлемой частью хозяйственной жизни страны. Мол, многие страны в мире являются постоянными импортерами машин и оборудования. Старое импортное оборудование, функционирующее в разных отраслях, амортизируется и заменяется новым, которое также закупается на мировом рынке. Обычная экономическая рутина.

Кстати, Д. Мишустин дает исчерпывающую статистику, свидетельствующую, что и наиболее экономически развитые страны (США, Великобритания, Франция, Германия), будучи ведущими экспортерами машин и оборудования, тем не менее, сами на протяжении десятилетий закупали недостающие им виды машин и оборудования по импорту. Менее развитые страны, тем более, на постоянной основе осуществляли импорт инвестиционных товаров. Г. Сокольников предлагал хозяйствовать примерно также, как хозяйствовали капиталистические страны. Цитата из Мишустина: «Сокольников … рассматривал импорт машин и оборудования не как средство борьбы за индустриализацию СССР, а как вечный принцип советского хозяйства вообще».

А теперь изложу позицию И.В. Сталина, которая была им высказана на XIV съезде ВКП (б), который проходил в декабре 1925 года. Критике были подвергнуты и Троцкий, и Бухарин и особенно Сокольников. Позиция Сталина предельно простая и убедительная. Советский Союз должен импортировать машины и оборудование, но это не должно продолжаться вечно. Инвестиционный импорт должен обеспечить индустриализацию страны, в первую очередь, создание таких отраслей, которые производят средства производства.

Какие такие отрасли будут созданы, то страна может и должна отказаться от импорта не только потребительских товаров, но и средств производства. Советский Союз обретет экономическую независимость, которую ранее не удавалось обрести ни одному государству в мире. Отвечая Сокольникову на XIV съезде ВКП (б), Сталин подчеркнул: «Всякому известно, что мы вынуждены сейчас ввозить оборудование. Но Сокольников превращает эту нужду в принцип, в теорию, в перспективу развития. Я говорил в докладе о двух основных, руководящих, генеральных линиях по построению нашего хозяйства. Я говорил об этом для того, чтобы выяснить вопрос о путях обеспечения нашей стране самостоятельного хозяйственного развития в обстановке капиталистического окружения. Я говорил в докладе о нашей генеральной линии, о нашей перспективе, в том смысле, чтобы страну нашу превратить из аграрной в индустриальную. Что такое аграрная страна? Аграрная страна — это такая страна, которая вывозит сельскохозяйственные продукты и ввозит оборудование, но сама этого оборудования (машин и проч.) не производит или почти не производит своими собственными силами.

Если мы застрянем на той ступени развития, на которой нам приходится ввозить оборудование и машины, а не производить их собственными силами, то мы не можем быть гарантированы от превращения нашей страны в придаток капиталистической системы. Именно поэтому мы должны держать курс на развитие у нас производства средств производства…

Превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими силами необходимое оборудование — вот в чем суть, основа нашей генеральной линии. Мы должны поставить дело так, чтобы помыслы и стремления хозяйственников были направлены в эту именно сторону, в сторону превращения нашей страны из страны, ввозящей оборудование, в страну, производящую это оборудование. Ибо в этом основная гарантия того, что наша страна не будет превращена в придаток капиталистической системы».

Не буду далее цитировать И. Сталина. Его идею использования внешней торговли для проведения индустриализации можно сформулировать предельно просто: осуществить энергичную и масштабную импортную закупку машин и оборудования для того, чтобы потом резко сократить импорт, а, может быть, даже вообще его обнулить. Я эту идею называю «импортным маневром Сталина». И она успешна была претворена в жизнь. Форсированное наращивание инвестиционного импорта в СССР началось в 1929 году, когда была запущена первая пятилетка (выполненная досрочно, за четыре года). Это период резкого увеличения объемов импорта. Вот данные по годам (млн руб. в ценах 1913 года): 1929 г. — 2911,8; 1930 г. — 3956,0; 1931 г. — 5166,6 1932 г. — 4285,4. Опираясь на свои расчеты, Д. Мишустин пишет: «…почти половина товаров, ввезенных советской страной за все годы ее существования, была импортирована только за 4 года первой пятилетки».

Рекордный объем импорта за все довоенные годы советского государства пришелся на 1931 год. Одновременно продолжалось неуклонное повышение доли товаров производственного назначения в импорте. В частности, на машины и оборудование в импорте в 1929 году пришлось 33,6%, 1930 году — 51,2%, 1931 году — 60,1%. Стоимостные объемы такого импорта равнялись (млн руб.): 1929 г. — 1295,6; 1930 г. — 2374,4; 1931 г. — 2909,2. В стоимостном выражении импорт машин и оборудования в 1931 году превысил показатель 1925 года в 5,5 раза. Кстати, 1931 год оказался рекордным и по такому показателю, как доля производственного импорта в общем объеме импорта. Он равнялся 93,2% (потребительский импорт, наоборот, имел максимально низкую долю — 6,8%). Для сравнения отмечу, что в 1928 этот показатель был равен 64%.

Примечательно, что в начале 1930-х годов СССР продолжал занимать достаточно скромные позиции по общей величине импорта. В среднем за годы первой пятилетки удельный вес советского импорта в мировом импорте едва превышал 2%. Он был по своим размерам меньше импорта не только крупных империалистических держав, но даже меньше импорта таких стран, как Аргентина, Австралия, Чехословакия. Для сравнения укажем, что удельный вес США в мировом импорте с 1929 по 1932 г. колебался от 12,3% до 8,5%, Англии — от 17,9 до 15,3%, Франции — от 9,0% до 6,5%, Германии — от 9,1% до 7,8% и Италии — от 3,4% до 2,9%.

Советский импорт даже в годы наивысшего развертывания был ниже среднегодового импорта царской России в предвоенный период. И в то же время СССР в 1931, 1932 и 1933 гг. СССР, как отмечает Д. Мишустин, стоял на первом месте в мире как покупатель машин и оборудования. В 1931 г. СССР закупил около одной трети, а в 1932 г. — около половины мирового экспорта всех машин (не считая автомобилей).

К началу второй пятилетки (1933−1937 гг.) в стране уже был создан фундамент советской промышленности. С этого времени началось резкое сокращение импорта. В книге Д. Мишустина множество интересных цифр, свидетельствующих о резком сокращении объемов советского импорта, в том числе машин и оборудования. Уже в 1933 г. импортные машины составляли лишь 2−3% общего потребления машин. В 1936 г. импорт машин в общем потреблении машин составлял не больше 1%. Приведу лишь одну цитату на этот счет из упомянутой книги: «Достаточно сказать, что в 1937 г. импорт машин был в 10 раз меньше импорта машин 1931 г., когда этот импорт достиг наивысшего уровня». Вот такой «импортный маневр» провел Советский Союз: четыре года форсированного импорта машин и оборудования для того, чтобы потом почти полностью отказаться от импорта вообще.

Теперь вернемся на сегодняшнюю грешную землю Российской Федерации. Мы уже с 2014 года слышим мантры о необходимости импортозамещения. А воз и ныне там! Все программы импортозамещения, запущенные восемь лет назад, с треском провалены. Потуги власти активизировать импортозамещение, которые стали предприниматься после 24 февраля этого года, также пока выглядят очень бледно.

Никакого прорыва на фронте импортозамещения не просматривается. А если бы воспользовались опытом сталинского импортного маневра, то уже через четыре года могли бы стать сильным и самодостаточным, суверенным государством. Но для этого Россия должна встать на путь социализма. Цитата из Мишустина: «Именно социалистический характер советской экономики позволил построить импорт вообще и импорт машин в частности так, чтобы он служил делу индустриализации и достижению технико-экономической независимости советской страны».

Источник: reosh.ru

Подпишитесь на наш журнал

Новости

08.11.2022 #Новости компании
Ульяновские аграрии выбирают бороны Ростсельмаш
news
11.11.2022 #Санкции, зерно
Санкции и удобрения
Все Новости arrow
Политика конфеденциальности Файлы Cookie Сайт разработан в ООО «Скиф Компьютерс»